Прочитайте онлайн Костяной дракон

Читать книгу Костяной дракон
7316+950
  • Автор:
  • Год: 2019
  • Ознакомительный фрагмент книги

Статус: вне Сети

Жить – хорошо! А уж жить в нормальных условиях… Да нет, жизнь замечательна уже сама по себе, без всяких дополнительных условий. Надо только жить, а не существовать. Дышать, ощущать биение сердца, обонять и осязать. И чувствовать всю гамму вкусов, а не одну лишь солоноватость чужой крови во рту. А вдобавок ко всему – легкое дуновение ветерка и ласковые касания солнечных лучей. Пиво опять же! Красота и благолепие!

Вот бы еще только все отстали и в покое оставили! Но, увы, это пожелание из разряда неосуществимых. Жизнь и покой несовместны, по крайней мере, для меня. От меня все отстанут только после смерти. И не виртуальной, а реальной, с гробом, венками и переселением на пару метров ниже уровня земли.

А я умирать не хотел. Ни виртуально, ни тем более реально. Никак. И потому поводов оторвать себе голову никому старался не давать. Ну как никому… Никому из тех, кто мог осуществить это немудреное действо прямо здесь и сейчас. С опекавшими меня сотрудниками правоохранительных органов я благоразумно ссориться не стал, дал показания в суде и обеспечил господину Когану со товарищи от восьми до двенадцати лет проживания за казенный счет в местах не столь отдаленных.

Не могу сказать, что не испытал удовлетворения, засадив бывшего работодателя за решетку – в конце концов, он меня наемным убийцам заказал! – но и чувства глубокого удовлетворения отнюдь не испытал. Ощутил страх. Липкий, мерзкий, изматывающий страх.

Вот освободится этот владелец заводов, газет и прочего имущества условно-досрочно годика через четыре и припомнит мне показания. А может, и раньше припомнит, связи у него самые что ни на есть обширные. При желании дотянется даже из колонии. Не факт, правда, что такое желание возникнет. Нет! Господин банкир ничего не забудет и не простит, но и в рациональности ему не откажешь. Никакой выгоды моя безвременная кончина Когану не принесет, ресурсы он на это тратить не станет. Наверное.

О-хо-хо… Спору нет, жить – хорошо, но жить с зависшим над головой дамокловым мечом как-то слишком уж изматывающе. Не дает гипотетическая опасность окончательно расслабиться и дышать полной грудью, и все тут. Как, впрочем, не способствовало блаженному ничегонеделанию и состояние банковского счета.

С одной стороны, я несколько месяцев провалялся в капсуле виртуальной реальности, а потому не тратился на еду и развлечения, не жег свет и не расходовал кубометры воды, а с другой – какие-никакие коммунальные платежи начислялись в любом случае. Да еще без малого год числился безработным, и в ближайшей перспективе эта ситуация никаких кардинальных изменений точно не претерпит. Мало какой банк с распростертыми объятиями примет на нормальную должность человека, засветившегося в столь резонансном деле. Банально служба безопасности не пропустит. Менять специализацию? Не хотелось бы. Как вариант попробую устроиться рядовым исполнителем, а там видно будет.

Хорошо хоть еще жизнеобеспечение и последующую реабилитацию оплачивать не пришлось, а то хлебнул бы лиха полной ложкой. Медицинской страховки на покрытие всех счетов не хватило бы даже близко.

Компенсация от владельцев «Башен Власти»? Даже не смешно! Крайним в моих злоключениях назначили… меня самого. О сбое в программной части администрация игры сохраняла упорное молчание, а не предусмотренные документацией изменения в конструкции виртуальной капсулы – вот они, как говорится, налицо. Заключение имеется, по всем правилам оформленное, с подписями и печатями; докажи теперь, что это не ты сам пытался систему обмануть.

Я попробовал – все без толку, будто рыба головой об лед бился. Повесить на бывшего работодателя покушение на убийство не вышло, не стали даже возбуждать уголовное дело. Единственное, чего удалось добиться, – это лишить адвокатского статуса защитника-прощелыгу, и только. Какой-то против него компромат все же нашелся, очень уж он экстренно умотал на Землю обетованную, откуда, как известно, с экстрадицией ба-а-альшие сложности. Теперь не достать.

Впрочем, если начистоту, сейчас мне было откровенно не до него. Я не горел желанием кому-то мстить, не желал никому создавать проблем и сложностей. Судебный процесс выпил все силы без остатка, и единственное, чего действительно хотелось, – это оказаться на необитаемом острове. Желательно – где-нибудь в южных тропических широтах на Мальдивах или Сейшелах.

Но какое там! Как уже говорил, жизнь вцепилась всеми четырьмя лапами и отнюдь не собиралась выпускать из своих стальных объятий. Последней каплей стал обнаруженный в почтовом ящике конверт без обратного адреса c одной лишь эмблемой VRL Inc.

По спине побежал неприятный холодок. Оно и немудрено: ничего хорошего от местного отделения владельцев «Башен Власти» ждать не приходилось. И, надо сказать, предчувствия не обманули: в послании предлагалось в досудебном порядке уладить вопрос о компенсации ущерба, причиненного моими незаконными действиями.

Моими действиями – это понятно и неудивительно. В конце концов, установить, кто именно покопался в потрохах капсулы виртуальной реальности не удалось. Но ущерба?! Какого еще ущерба?!

Я обреченно вздохнул, достал смартфон и приложил палец к значку быстрого набора адвоката. Нового адвоката…

Статус: в Сети.

00:00:01… 00:00:02… 00:00:03…

Главное меню «Башен Власти» встретило полумраком и тишиной дворцовой залы. Мой жулик возник в полуметре над каменным полом, ловко и совершенно бесшумно на него приземлился, а выпрямился уже я.

Некоторое время я бездумно озирался, разглядывая висевшие на стенах зала щиты с гербами и разноцветные вымпелы, а затем крепко-накрепко зажмурился и заставил себя успокоиться, дабы хоть как-то унять лихорадочное сердцебиение.

Джон Доу, жулик. Уровень: 9.

Сила: 12.

Ловкость: 14.

Телосложение: 11.

Интеллект: 10.

Восприятие: 11.

Жизнь: 99.

Выносливость: 103.

Внутренняя энергия: 94.

Урон: 610.

Скрытное передвижение: +9.

Критический урон – при ударе из скрытного режима, в спину или по парализованной цели.

Я беззвучно выругался, мысленно потянулся к имени персонажа, но стереть «Доу» и написать вместо этого прежнее «Тень» не смог. Изменение имени оказалось неактивным. Джон Доу. Здесь меня зовут Джон Доу. Приму к сведению.

Хуже было другое – весь начисленный после вмешательства хакера опыт стерли и моего персонажа откатили назад к жалкому девятому уровню. Придется начинать все сначала.

Иконка личных сообщений помаргивала призрачным огнем, я перешел на ту вкладку, и сразу высветилось полугодовой давности послание от Гарта Клинка Смерти.

«Я тебя порву, тварь!»

Ой боюсь-боюсь! Я фыркнул и отправил в ответ короткое и насквозь нецензурное пожелание, но, увы, в ответ высветилось системное оповещение:

«Пользователь заблокирован или удалил свой профиль».

Мой заклятый дружочек покинул игру? Ну уж нет, скорее, создал нового персонажа. И зуб даю – теперь зовется он не Гарт, не Барт и даже не Март или Фарт. Надо бы поосторожней с новыми знакомыми. Новыми знакомыми? Ну да. Мне ведь туда…

На полу ровным красным свечением горела пентаграмма портала. Я замер, не решаясь перейти к ней, и судорожно сцепил побелевшие пальцы.

«Зачем?! Зачем?! Зачем ты снова здесь?!» – в такт пульсу лихорадочно билось в голове, но ответ был очевиден. Да что там один ответ! Резонов вернуться в мир «Башен Власти» набралось куда больше одного…

Вне Сети.

Встречу назначили на утро третьего дня. Местное отделение «VRL Inc» занимало двадцатиэтажную высотку неподалеку от центра города, внутрь нас пропустили без каких-либо проволочек и сразу проводили в комнату для переговоров, где предложили чай, кофе и воду.

Я лишь покачал головой, а представлявший мои интересы юрист попросил капучино и многозначительно посмотрел при этом на часы. Вид у него был донельзя деловой, и хотелось верить, что это не одна лишь напускная бравада. На суде он никак себя особо не проявил – просто повода не возникло на самом деле, поскольку все прошло гладко и без неожиданностей.

Наши оппоненты подошли минут через пять. На переговоры явились молодой человек с голливудской улыбкой, женщина лет тридцати в строгом деловом костюме – говорила она хоть и чисто, но с явственным акцентом, – и азиатской наружности господин в джинсах и черной футболке.

Первым делом молодой и улыбчивый подвинул нам какой-то бланк и шариковую ручку. В шапке листа значилось: «Соглашение о конфиденциальности».

Мой адвокат только головой покачал.

– Это несерьезно!

– Разглашение информации не в ваших интересах, – многозначительно заметила женщина, сняла очки в тонкой золотистой оправе и принялась протирать их кусочком замши. – Огласка способна причинить корпорации дополнительный ущерб, что послужит причиной для нового иска к вашему клиенту, а возможно, что и к вам самому.

– А вы, собственно, кто? С кем имею честь?

Вопрос адвоката вызвал у встречающей стороны понимающие улыбки, они представились. В голове шумно стучала кровь, я не стал даже прислушиваться, понял лишь, что своим вниманием нас почтили немалые шишки из штаб-квартиры корпорации; местным оказался только молодой человек.

Адвокат сразу подобрался и перешел к делу:

– Какие у вас претензии к моему клиенту?

Претензий набралось вагон и маленькая тележка, но насчет основной канвы дела я не ошибся: формальным основанием для встречи послужило внесение изменений в конструкцию капсулы виртуальной реальности, которое и стало причиной моего столь длительного пребывания игре. А это, в свою очередь, поставило под сомнение надежность оборудования и программного обеспечения «Башен Власти», что в случае придания данного инцидента огласке вызовет неминуемый отток пользователей и приведет к многомилионным убыткам. А виной всему – я. Переложили с больной головы на здоровую…

Представители корпорации сыпали умными словесами и мудреными юридическими терминами, разве что азиат все больше помалкивал. Было вообще непонятно, с какой целью он заявился на встречу. За все время он произнес от силы десяток фраз, а так просто сидел и взирал на происходящее с невозмутимостью достигшего просветления буддиста.

Под конец мой адвокат утомился и выложил на стол свой главный аргумент: заявление в правоохранительные органы по поводу порчи оборудования для доступа в виртуальную реальность. Молодой человек тут же побил этот козырь копией отказа в возбуждении уголовного дела.

– Неизвестно, кто повредил капсулу! – объявил адвокат. – Вы не можете обвинить в этом моего клиента!

– Оборудование находилось в его собственности!

Я поднял руку.

– Вовсе нет! Собственником выступал и выступает мой тогдашний работодатель!

– Но доступ был только у вас!

– Ни один суд не примет к рассмотрению иск на столь шатких основаниях! – отрезал мой адвокат.

Дамочка глянула поверх очков и улыбнулась.

– Поверьте, Ян, у нас очень грамотные юристы. При желании они смогут долгие годы… отстаивать корпоративные интересы.

Отстаивать интересы? Да нет, скорее уж портить мне жизнь. Вот это они действительно способны проделывать долгие-долгие годы. Так себе перспектива, честно говоря.

Я поморщился.

– Вы ничего не выиграете от этого. Лишь добьетесь огласки.

– Счет за которую выставим вам.

Адвокат прищурился и спросил напрямую:

– Чего вы хотите?

Молодой человек вновь передвинул нам соглашение о конфиденциальности.

– Подпишите – и перейдем к делу.

00:13:45…

На полу призывно горела красным свечением пентаграмма, а я все колебался и колебался, не решаясь ступить в нее. Наконец набрался решимости, шагнул через пламенную черту и провалился сквозь камни, а миг спустя возник на неровной брусчатке площади, посреди которой рвалась к небу изящная башня Власти.

В игре был поздний вечер, на Старые Сады – небольшой городок для начинающих игроков – накатывали сумерки, небо быстро темнело. Для моего жулика лучше времени и не бывает. Лучше не бывает?! Проклятье! Уж лучше бы мне и вовсе в игру не возвращаться!

Накатил страх, спина взмокла от пота, во рту пересохло. Я положил ладони на рукояти короткого меча и кинжала, отступил в тень погуще, настороженно огляделся по сторонам. Кругом – никого. На меня не накинулись, не ударили в спину, не спеленали по рукам и ногам. Да, впрочем, и не могли.

Девятый уровень! Я снова девятого уровня, и другие игроки просто не в состоянии причинить мне вреда! Жаль только, это ненадолго…

Вне Сети.

Мне предложили вернуться в игру. И не просто захаживать туда время от времени, а повторить долгосрочное погружение в виртуальную реальность под присмотром медиков корпорации.

Я бы посмеялся, да только помимо кнута посулили и аппетитный пряник. Точнее, изрядных размеров кусок сыра – весомый и приятно шуршащий листами прямоугольной бумаги. Проще говоря, за проведение этого так называемого «обследования» должны были заплатить очень даже приличную сумму. Нет, официально на работу меня никто не принимал и подопытной крысой не делал, материальное вознаграждение выступало лишь компенсацией потраченного времени. Но суть от этого не менялась – специалистам корпорации страсть как хотелось оценить последствия для организма столь длительного погружения в виртуальную реальность.

– Почему именно сейчас? – пробормотал я, дабы хоть что-то ответить.

Азиат улыбнулся и пояснил:

– За полгода организм должен был полностью восстановиться. С физиологической точки зрения никаких противопоказаний быть уже не может. В основном нас интересует воздействие на психику.

– Должен был? – зацепился я за эту фразу. – А если это не так?

– Не волнуйтесь, на предварительном этапе будут сделаны все необходимые тесты. Также проведут обследование вашей психики на адаптивность, гибкость и адекватность, – уверил меня азиат. – Предварительно. До повторного погружения.

– Поверьте, бояться совершенно нечего! – подключилась к беседе строгая тетенька. – Мы значительно переработали капсулу, теперь оборудование наилучшим образом подходит для долгосрочного пребывания в нем человека. Ян! Что вы теряете? Работы нет…

Меня будто шилом пониже спины кольнули.

– Что я теряю?! – взвился я. – А что теряет подопытная крыса? Я ведь она и есть! Так?

– Нет никакого риска…

– Это вы так говорите! Найдите кого-нибудь другого!

– Подобные исследования требуют чрезвычайно сложных согласований, – прямо ответил азиат. – Что же касается вашего случая, то мы постфактум оцениваем оказанное на мозг воздействие и определяем, насколько серьезно повлияло оно на состояние психики. Поверьте, это важно в первую очередь для вас самого. Чем раньше будет выявлена возможная патология, тем проще ее будет устранить.

– Да вы просто благотворители!

– Вовсе нет. По сути, на текущий момент ваш случай является единственным доказательством безвредности длительного погружении в виртуальную реальность, но мы не можем использовать результаты предыдущего погружения, поскольку оно не сопровождалось должным образом. Нам нужны результаты обследований, именно поэтому мы готовы заплатить вам куда больше, нежели получат участники последующих экспериментов.

Я криво усмехнулся. Формально корпорация не проводила никаких исследований – как видно, о судебном запрете подобных изысканий ангел Тьмы не соврал, – а всего лишь оказывала услуги по реабилитации одному из своих игроков после «экстремально длительного пребывания в виртуальной реальности, вызванного намеренным повреждением игрового оборудования неустановленным лицом». И разумеется, компания получала официальное право использовать по своему усмотрению все медицинские данные как по моему текущему погружению в виртуальную реальность, так и по предыдущему!

Ощущать себя подопытным кроликом было откровенно неприятно, но я все же переборол раздражение и спросил:

– Как долго мне придется проторчать в игре на этот раз?

Азиат лишь улыбнулся.

– Мы никак не ограничиваем ваше пребывание в игре. Пробудете столько, сколько сочтете нужным. Сумма компенсации никак не зависит от продолжительности эксперимента.

Даже так?!

Я переглянулся с адвокатом, и тот попросил:

– Озвучьте условия участия моего клиента в этом вашем… эксперименте.

Дамочка словно ожидала такого вопроса и начала сыпать цифрами, даже не заглянув в бумаги.

– За достижение десятого уровня будет выплачено десять тысяч долларов. Двадцатого уровня – тридцать тысяч. Тридцатого – шестьдесят. Сорокового – сто. – Суммы буквально гипнотизировали, а она все так же бесстрастно продолжала: – Пятидесятого – сто пятьдесят. Шестидесятого – двести десять. Семидесятого – двести восемьдесят. Восьмидесятого – триста шестьдесят. Девяностого – четыреста пятьдесят. Сотого – пятьсот. Ян, этих денег хватит, чтобы начать новую жизнь в другом городе и навсегда выпасть из поля зрения вашего… бывшего работодателя.

Пятьсот? Пятьсот тысяч долларов?!

– Только пятьсот? А почему не пятьсот пятьдесят? – уточнил мой адвокат, который делал у себя в блокноте какие-то пометки.

Почему не пятьсот пятьдесят? Элементарно, Ватсон! Чтобы ты продолжил арифметическую прогрессию и потребовал именно ту сумму, которой машут перед твоим носом, словно морковкой перед мордой осла. Чтобы начал торговаться и биться за каждую тысячу и не понял, что все это лишено малейшего смысла.

– Да хоть миллион! – фыркнул я, поскольку сотого уровня игроку-одиночке не достичь, даже имейся в его распоряжении вся вечность.

Сотый уровень – это всеобщий фетиш, его достигают лишь избранные, на которых работает целый клан. И не всякому клану такое по силам! Сотый уровень, ха!

Представители корпорации оценили мою шутку. Они согласились.

Естественно, пропорционально поднять вознаграждение за достижение уровней никто и не подумал. Миллион обещали выплатить за достижение сотого уровня, и ни уровнем меньше, а значит, он не будет выплачен никогда. Но восьмидесятый или даже девяностый уровень мне набрать вполне по силам, а это ни много ни мало четыреста пятьдесят тысяч долларов. Вполне достаточная сумма, чтобы обустроиться на новом месте. Пусть и придется сначала изрядно попотеть…

00:19:23…

Я стоял в тени башни Власти и не решался от нее отойти. Страшно. Мне было страшно. Я выругался и активировал выход. Очутился в полутемном зале главного меню и с облегчением перевел дух. Система работала как часы, волноваться было решительно не о чем. В любой момент, когда только пожелаю, я прерву эксперимент, и никто не сможет удержать меня в игре. Никто и ничто. Кроме денег.

Я шумно выдохнул и опять ступил в пентаграмму, вновь вернулся под темное небо игровой реальности. Меня предупреждали о возможных панических атаках; учитывая прошлые приключения, в этом не было ровным счетом ничего удивительного. Многочисленные приборы записывали сейчас показания пульса, частоту дыхания, происходящие в мозгу процессы и невесть что еще именно с целью отследить воздействие виртуальной реальности на сознание длительное время пробывшего в ней человека.

Ну да ничего! Я справлюсь! Точно справлюсь! А страх – ерунда! Теперь моя точка возрождения не привязана к злосчастному черепу, теперь я в любой момент могу выйти в меню. Бояться нечего.

Нечего, сказал!

Я стряхнул оцепенение и направился к монастырю. На ходу сорвал с дерева ярко-зеленый листок, растер его меж пальцев, принюхался, и ноздри защекотал тонкий приятный аромат. Хорошо! Мертвецы не чувствуют запахов, а сейчас прямо хорошо. Надо пива выпить. Жаль только недосуг, ведь вознаграждение напрямую зависит от достигнутого мною уровня. Всякая потраченная впустую минута – деньги, выброшенные на ветер. Опыт сам себя не наберет, надо работать!

Зачем вообще согласился на участие в эксперименте? А что мне еще оставалось? Искать работу, на которой буду едва сводить концы с концами и жить в ожидании привета от Когана? Не по мне такой расклад. Лучше уж рискнуть, сорвать куш и перебраться куда-нибудь на новое место, благо семьей обзавестись не успел. Так что вперед – бить и резать! Джон Доу вышел на охоту!

Я тяжко вздохнул. Жулик девятого уровня – это даже не смешно. Убивец из него аховый. Впрочем, по сравнению с остальными новичками стартовая позиция у меня очень даже неплохая. Надо лишь грамотно разыграть имеющиеся на руках карты. И я их разыграю – уж будьте уверены! Пустое бахвальство? А пусть даже и так. Немного самоуверенности точно не повредит, а то от каждой тени шарахаюсь. Стыдоба одна…

Открыв вкладку личных сообщений, я черканул пару строк одному из контактов и решительным шагом направился к монастырю, где компьютерные персонажи пачками раздавали задания алчущим опыта новичкам. На площади перед мрачным готическим строением оказалось многолюдно. А еще – многоэльфно и многогномно. Да и орков там хватало с избытком.

Я не стал лезть в шумную толпу, остановился на углу и огляделся. Я не толкался, не выяснял отношения с соседями и не пытался произвести впечатление матерого игрока, а потому первым заметил появившегося в соседней подворотне монаха.

– Не поможет ли благородный господин… – затянул свою шарманку чернец, стоило только приблизиться к нему, и я не стал дослушивать, сразу выдернул из руки обрывок карты и зашагал прочь.

Принять задание «Зловредный мертвец»?

[Да/Нет]

Я на ходу ответил согласием, отыскал на карте точку, отмечавшую обиталище зомби, и со всех ног припустил к городскому парку. И неспроста: на этот раз квест оказался отнюдь не индивидуальным, к монаху вмиг выстроилась целая очередь. Ладно хоть новички не слишком хорошо ориентировались на местности, да еще затеяли свару, и я прилично увеличил отрыв.

Заколебался лишь раз – на узеньком каменном мосту через тихую речушку с заболоченными берегами. Начинавшийся на том берегу парк окружала обветшалая ограда, на которой желтоватым сиянием светились магические кристаллы. И вот эти кристаллы… Я прекрасно помнил, как они били молниями, не позволяя выбраться наружу! Но какого черта?! Я ведь уже не зомби. Я – живой!

И я вновь перешел на бег, без жалости сжигая не столь уж великий запас выносливости. Промчался по аллее, свернул на тропинку и сразу приметил в кустах зайца, но отвлекаться на него не стал, пробежал мимо, продрался через кусты и оказался у темного зева пещеры. Накатила неуверенность, я выругался и активировал скрытный режим, а после в неярком свечении покрытых плесенью стен отправился на поиски мертвеца.

К горлу немедленно подкатила тошнота – пахло внутри премерзко; мертвечиной там воняло и разложением. Под ногами хрустели кости, светящаяся слизь на стенах давала не слишком много света, и не всегда удавалось различать белевшие в темноте кости и не наступать на них.

Ходячий мертвец обнаружился в дальнем подземелье. Тучный и разбухший, он стоял возле закрытого сундука, грязная рванина не скрывала изъеденной гнойниками кожи. Вновь накатило зловоние; я задержал дыхание и с обнаженными клинками в обеих руках подкрался к хозяину подземелья со спины.

Подкрался и замер, не решаясь ударить. Некое внутреннее сопротивление мешало пустить в ход меч и кинжал, и дело было отнюдь не в некоем сочувствии к существу, в чьей шкуре однажды довелось побывать и мне самому. Остановил страх перейти черту десятого уровня и оказаться открытым всем опасностям игрового мира. Я ведь прекрасно помнил, как все это началось в прошлый раз…

Мертвец вдруг насторожился и завертел головой по сторонам, тогда верх взяли рефлексы. Я ударил в спину – рубанул мечом и сразу ткнул кинжалом.

Ходячий мертвец убит!

Задание «Зловредный мертвец» выполнено!

Получен опыт: 350 [2003/2070]

Уровень повышен!

Накатила дрожь, и какое-то время я ничего не делал, просто стоял, весь обратившись в слух. Но – ничего. Ничего и никого. Тогда я увеличил ловкость и улучшил навык скрытности, после обыскал тело мертвеца и прикарманил пяток монет, а из сундука забрал две склянки малого зелья исцеления.

Все, пора убираться из этого паршивого городишки, здесь мне делать больше нечего! Тихонько насвистывая себе под нос, я двинулся к выходу и сразу отшатнулся от ударившего в глаза ослепительного сияния. Резко похолодало, по стенам и полу поползла изморозь, противоестественный мороз пробрал до костей.

Враз позабыв и об оружии, и о навыке скрытного перемещения, я прикрыл глаза ладонью и попятился назад.

– Снова ты! – раздался знакомый голос, и сияние соткалось в фигуру белой колдуньи. Белыми были ее одежды, волосы, кожа и даже глаза. Белое сияние расходилось от нее волнами и замораживало все вокруг.

Чтоб меня разорвало! Опять эта ледяная стерва! Но теперь-то что ей от меня понадобилось?! Я же теперь не мертвец! Нормальный игрок без всяких закидонов!

Я попятился было, но очень скоро уперся спиной в стену и полузадушенно просипел:

– Какого…

Белая колдунья подступила вплотную, приблизила идеальное, без малейшего изъяна лицо, обожгла своим ледяным дыханием. Холодные пальцы ухватили за подбородок и повертели голову из стороны в сторону, после отпустили.

– Чистенький… – прошептала ведьма с нескрываемым разочарованием.

– Ну да! – выдал я и немедленно закашлялся.

– Тебе здесь не место, жалкий обманщик!

Я собрался с решимостью и хрипло выдохнул:

– Отвали!

Белая колдунья задумалась, потом отступила.

– Буду следить за тобой. Буду рядом. Вздумаешь нарушить правила – я приду за тобой, не сомневайся!

Накатило невероятное облегчение, и я нагло рассмеялся.

– Да пожалуйста!

Ледяная стерва неуловимым движением подалась обратно и потрепала меня ладонью по щеке.

– Не дерзи! – потребовала она, и лицо обожгла невыносимая боль. Холод пробрал до самых печенок, заморозил нутро, в клочья разорвал нервную систему.

Думал, умру – но нет, так далеко колдунья заходить не стала.

Получен урон: 109 [1/110]

– Ау-у-у! – взвыл я и даже зажмурился на мгновение, а стоило только поморгать, избавляясь от заливших глаза слез, и колдунья исчезла. О ее визите теперь напоминала лишь серебристая изморозь на полу и стенах.

Какого черта это было?! Это кто сейчас на меня наехал – модератор или автоматический модуль отлова читеров?

А впрочем, так ли это важно? Я в любом случае не собирался нарушать правила, использовать незадокументированные возможности игры или взламывать систему. Во-первых, банально не умел ничего из этих мудреных штучек. Я же не хакер, а простой банковский клерк! Во-вторых, подобные вещи прямо запрещались соглашением, по которому мне только что должны были начислить первую несгораемую сумму. Ну да, десятого уровня я как-никак уже достиг! Немного, но дальше – больше!

Я негромко рассмеялся, прикоснулся к левой щеке, на которой остался уродливый шрам, и поморщился от боли.

– Вот ведь стерва! – выругался я, влил в себя одно из зелий исцеления и поспешил к выходу.

А там, прежде чем покинуть пещеру, перешел в скрытный режим и сразу скользнул в кусты. Из зарослей уже доносились треск веток и крики игроков, а мне встречаться с новичками было не с руки. Меня ждала прокачка. Прокачка, прокачка и еще раз прокачка!

01:12:00…

На этот раз город я покинул честь по чести, через ворота. Вышел через них под безразличными взглядами сонной стражи и зашагал по дороге к темневшим в сгустившихся сумерках развалинам. Тем самым, у которых в прошлый раз снес голову слишком уж настырному некроманту Гарту.

Ждали там меня и сейчас. Стоило только приблизиться к руинам, как тьма в пустом проеме текучим движением выплеснулась наружу и воплотилась в черного латника, высоченного и широкоплечего. Прорези для глаз глухого шлема подсвечивались призрачным сиянием, из-за плеча торчала рукоять огромного эспадона, стальные перчатки беспрестанно сжимались в здоровенные кулаки, разжимались и сжимались вновь. Мне громила определенно рад не был.

Хоар Гром Осени, паладин Равновесия.

– Привет-привет! – беспечно помахал я орку, который мог размозжить мне голову буквально щелчком пальца. – Смотрю, растешь!

И в самом деле – Хоар с момента нашей последней встречи не сидел сложа руки и успел достичь восьмидесятого уровня.

Орк стянул с головы рогатый шлем и явил мне харю с зеленовато-серой кожей, торчащими из-под нижней губы клыками и налитыми кровью глазами.

– Давно не виделись, Джон, – прорычал паладин Равновесия, явно лишь из вежливости не став добавлять что-то вроде: «И еще бы век тебя не видеть». – Ты ведь в курсе, что «Исчадия тьмы» внесли тебя в черный список? Уж не знаю, что там у вас стряслось у башни Тлена, но после той истории они тебя готовы с дерьмом сожрать! – Тут Хоар присмотрелся ко мне повнимательней и недоуменно охнул: – Живой?! И десятого уровня?!

– Так получилось. Администрация откатила персонажа назад. Моего мертвеца сочли нарушающим игровой баланс, – выдал я заготовленное заранее вранье.

– Джон Так Получилось Доу! – фыркнул орк, повторив явно услышанное от Изабеллы прозвище.

Я криво улыбнулся и спросил:

– Все принес?

О да! Хоар повстречался мне отнюдь не случайно, я сам попросил его прийти к воротам Старых Садов. Точнее, потребовал. Как ни крути, за паладином был должок – пусть оговоренный месяц службы за эспадон давно прошел, но я напомнил ему о посохе Малика и прочих трофеях, деньги за которые орк получил уже после моего… отбытия из игры. Сумма даже по самым скромным подсчетам набралась там очень даже немалая. Хорошее такое подспорье на старте.

Теперь-то я прекрасно понимал, каким образом Гарт столь успешно прокачивал своих персонажей: игрового золота у него было хоть отбавляй. Как ни крути, основным его персонажем выступал паладин девяносто девятого уровня Барт Огненный Кулак, а он при желании мог буквально грести золото лопатой. Так почему бы и не перенять чужой опыт?

Хоар насупился и шумно засопел.

– Так принес или нет? – поторопил я его.

– Не все, – признался орк.

Чего-то подобного я и ожидал. Времени прошло немало, а паладин вечно нуждался в деньгах, золотишко у него не задерживалось. Но подобный громила в должниках – это тоже немало. В моем положении как бы даже не полезней денег.

– Значит, отработаешь, – пожал я плечами.

В том, что Хоар пошлет меня куда подальше, я нисколько не опасался. Он знал, что некий Джон Доу связан с Изабеллой Аш-Ризт, а та, в свою очередь, ведет дела с жутковатым господином Ллойдом, демоническим алхимиком. Против них орк пойти не рискнет. Да и потом… Раньше мы с ним неплохо ладили. Сотрудничество со мной окупилось для паладина сторицей.

Вот и сейчас Хоар покрутил приплюснутым носом, сплюнул под ноги и запустил лапу в свисавшую с плеча сумку.

– Не торопись, – попросил он, вытаскивая на свет божий некий потрепанный гримуар в кожаной обложке и с узорными серебряными уголками. – Это первое.

Я принял книгу и глянул на ее описание.

«Введение в хирургию».

Том содержит базовые знания по внутреннему строению гуманоидных рас. Прочитавший получает бонус к шансу нанесения критических и калечащих ударов, остановке кровотечения и первой медицинской помощи.

Ограничение: интеллект 10.

Тип: одноразовый.

Замечательно! Именно то, что я просил!

Нет, у меня и в мыслях не было пойти по стезе целительства, базовые познания в хирургии требовались для выбора специализации «Потрошитель».

Удивительно? Ну да, ну да. Обычно потрошителями становились воины, на ум сразу приходили зазубренные клинки и прочие жутковатые орудия смертоубийства, но эта специальность была открыта и для жуликов. Подрезать сухожилие, пустить кровь, вспороть кишки, ослепить – что может быть лучше для шустрого и не слишком сильного убийцы? Возможность травмировать противника прекрасно дополняла базовые критические удары, вот я и соблазнился, решив провести эксперимент с не самой распространенной связкой класса и специализации.

Скрытный, быстрый и смертоносный, о да!

Фолиант о хирургии в денежном эквиваленте разом закрывал никак не меньше половины долга Хоара, я взвесил книгу в руке, попросил:

– Секунду… – и откинул обложку.

«Введение в хирургию»: прочитано!

Получено достижение: «Хирург: школяр».

Шанс нанесения критического и калечащего удара: +1 %.

Шанс остановить кровотечение при наложении повязки: +30 %.

Получен навык: «Свежевание».

Книга истаяла в воздухе, а я расплылся в довольной улыбке, затем глянул на орка.

– Это все?

– Не совсем, – сказал тот, вываливая передо мной кипу каких-то обносков.

Я присел на корточки и начал перебирать пошитые из темной кожи доспехи, кое-где усиленные чернеными заклепками. Перчатки, сапоги, штаны, наручи, накидка и прочная куртка на шнуровке; все одного комплекта.

Перед глазами замелькали характеристики предметов, но я не стал рассматривать их порознь, а вместо этого собрал в единое целое.

Комплект «Малое облачение Тени» (предметы 6 из 6).

Броня: 30.

Скрытность: +24 %.

Уклонение: +3.

Не лучший вариант, но уровня до двадцать пятого в ней спокойно прохожу; на вырост облачение. И вместе с тем, затягивая шнуровку пошитой из вываренной кожи куртки, я поморщился и заявил:

– Барахло!

Хоар помрачнел и нехотя выдавил из себя:

– Лучшее, что можно было купить. Я-то все думал, на кой черт тебе эти шмотки…

Я вздохнул и протянул руку:

– Оружие?

Орк нехотя вложил в мою ладонь рукоять длинного кинжала, по виду – эльфийской работы; слишком уж изящным выглядел клинок. Вот только он точно покупался по остаточному принципу, и ждать чего-то выдающегося от этой железки не приходилось. Так оно и оказалось.

Эльфийский кинжал.

Урон: 48.

Меткость +5 %.

Шанс нанести критический урон: +3 %.

Статус: редкий.

Я покрутил оружие в руке и выкинул в кусты свой меч, поскольку таскать его с собой и дальше не имелось никакого смысла. Он и по характеристикам кинжалу уступал, и стоил сущие гроши.

– Ладно, – пробормотал я. – Ладно. Это все?

Хоар кивнул.

– А остальное?

Орк насупился и развел руками.

– Позже отдам. Джон, ты пойми – сейчас с деньгами не особо, я в кредитах по уши.

– Отработаешь! – заявил я. – С прокачкой поможешь.

Паладин Равновесия посмотрел на меня с нескрываемым неудовольствием и начал понемногу закипать.

– Не перегибай, Джон…

– Расслабься, Хоар! – отмахнулся я, как если бы орк не был выше меня на голову и в два раза шире в плечах. Про разницу в уровнях уж и молчу…

– Расслабься? – прорычал орк. – Расслабься?!

– С десятого по двадцать пятый уровень, – сказал я. – Ерунда ведь, так? Тут всего-то и надо жалких двадцать три тысячи опыта набрать!

Хоар поглядел на меня сверху вниз и заколебался.

– Будет весело! – уверил я громилу. – А я тебе как-нибудь жирный квест подброшу. Ты же знаешь: за мной не заржавеет!

Орк пожевал мясистую губу и объявил свое решение:

– Помогу подняться до двадцатого уровня, не больше. И начинаем прямо сейчас!

– Вот ты скучный… – поморщился я, но протестовать и настаивать на своем не стал.

С паршивой овцы хоть шерсти клок, все так.

– Так ты согласен, Джон? – угрожающе навис надо мной паладин Равновесия. – Только учти: один из трофеев на свой выбор я заберу себе!

– Да какие здесь могут быть трофеи?

– Согласен или нет?

Я с трудом переборол желание отодвинуться от эдакой махины и протянул ладонь.

– По рукам!

Мы скрепили сделку рукопожатием, но, прежде чем успели углубиться в лес и устроить геноцид местной фауне, раздалось шумное хлопанье крыльев, и на обвалившуюся стену опустилась клякса тьмы.

Мерзкое мертвое отродье вытянуло шею, разинуло клюв и оглушительно проорало:

– Кра-а-а!

Я вздрогнул, а Хоар убрал ладонь с рукояти эспадона и с облегчением усмехнулся.

– Да это же Чучело!

И точно, к нам пожаловал мой бывший питомец, черный мертвый феникс. Только вот за прошедшее время он заметно увеличился в размерах и определенным образом заматерел. Хищно загнутый клюв, казалось, мог легко дробить булыжники, а зловещие когти были способны оторвать мне голову и вовсе без всяких там «казалось». Мощная тварь вымахала! Мерзкая, но мощная. Чего не отнять, того не отнять.

Я попытался взять сознание бывшего питомца под контроль, но без толку – нас больше ничего не связывало.

Чучело уставился на меня своими бельмами и вновь каркнул, только уже не столь громогласно, а затем встопорщил перья на шее и разинул клюв. Феникс несколько раз конвульсивно дернулся и срыгнул медальон из черненого серебра. Тот самый, которым я так и не воспользовался у башни Тлена.

Интересно, сильно злится на меня из-за этого Нео? Обещал ведь ему и обещания не сдержал…

Я потянулся за амулетом и едва успел уклониться, когда Чучело вознамерился приложить меня клювом по темечку.

– Ну-ка отвали! – рыкнул я, и феникс злобно зашипел. – Отвали, кому сказано!

Хоар басовито рассмеялся и похвалил мертвую гадину:

– Хорошая птичка!

Чучело злобно зыркнул на орка, распахнул крылья и взвился в небо.

– Кра-а-а! – проорал он напоследок и растворился в ночном небе, будто привиделся.

Но феникс вовсе не был видением, на земле так и остался валяться кругляш из черненого серебра. Я поднял его за цепочку и присмотрелся.

Амулет Черного феникса.

Регенерация жизни, выносливости и внутренней энергии: 5 % за 10 минут.

Статус: уникальный, непередаваемый.

Ограничение: Джон Доу.

Дополнительное свойство: вызов командора ордена Черного феникса.

Я задумчиво покрутил амулет за цепочку, и Хоар растянул в улыбке мясистые губы.

– Подарочек от Нео?

– От него, да, – не стал скрывать я и поколебался немного, а потом надел цепочку на шею.

Хотелось бы мне знать, каким образом удалось Чучелу отыскать меня, но подозреваю: у сверхъестественной сущности, какой стал Нео, свои источники информации. И кто бы подсказал: все еще злится на меня пацан или чуток остыл? В личку ему не напишешь, у Изабеллы тоже не спросить: она из хаоситов, а Нео темный, они точно не общаются. Хотя… если принц Юлиан до сих пор чемпион ордена и любовник жрицы, то, возможно, что-то да и получится прояснить…

Я уже начал было набирать сообщение темной эльфийке, но Хоар потянул меня в лес.

– Идем, Джон! Время – деньги!

Я плюнул и поспешил следом. В конце концов, Чучело передал мне амулет, а не оторвал голову. Значит, все не так плохо.

Очень надеюсь на то.

01:28:00…

Стоило только войти под деревья, и кругом тут же растеклась непроглядная темень, стало не видно ни зги. Я то и дело натыкался на ветки и сучья, а вот Хоар пер вперед уверенно и бесшумно, хоть и был закован в латный доспех.

– Погоди! – не выдержал я. – Не видать же ни черта!

Зеленокожий паладин развернулся и тяжко вздохнул.

– Будто дите малое! – прорычал он и махнул рукой.

«Взгляд Равновесия»!

Получена способность: «Ночное зрение.

Побочный эффект: дневная слепота.

07:59:59… 07:59:58… 07:59:57…

Мир тут же перестал быть беспросветно черным, темень распалась на оттенки серого, стали видны каждый листочек, каждая сосновая иголочка.

– Круто! – обрадовался я. – Но Хоар, зачем дневная слепота?

Орк зарычал и едва удержался от хлопка ладонью по лбу.

– Равновесие! – сказал он. – Я служу Равновесию! Если что-то прибавилось, что-то должно убавиться. Иначе никак! Не увеличивай энтропию, если есть такая возможность!

– Ну да… Ну да… – озадаченно пробормотал я и вздохнул. – Ладно, зеленый, двинули!

Хоар недобро посмотрел на меня, но выяснять отношения не стал и зашагал по лесу в только ему известном направлении. А скорее, просто наугад. С моим уровнем выбирать каких-то особенных противников не было никакого смысла, ко двору каждое очко опыта придется.

Первой жертвой стал матерый волчище, зубастый и мощный. Я вовремя заметил мелькнувшую меж деревьев серую тень и успел уйти в невидимость, зверюга нацелилась на Хоара. Тот лишь скрестил на груди руки, поскольку прокусить доспех у хищника не было решительно никакой возможности. А я не сплоховал: накинулся сзади и одним решительным замахом – сверху вниз! – вколотил кинжал в основание шеи волка. Острие легко пронзило шерсть, плоть и рассекло позвонки, волк умер мгновенно.

Критический удар! Нанесен урон: 110.

Матерый волк убит!

Опыт: +90 [2093/2500]

Уровень повышен!

– Ха! – выкрикнул я. – Как я его подрезал, а? Ты это видел?

Хоар посмотрел на меня как на слабоумного и лишь проворчал:

– Еще б ты волка не подрезал…

– Матерого волка! – поправил я орка, желая оставить за собой последнее слово, увеличил ловкость и скрытность и скомандовал: – Двинули!

И мы побрели дальше по лесу, изничтожая всю попадавшуюся на пути живность. Точнее, изничтожал живность я, а Хоар либо стоял в стороне, либо отвлекал на себя внимание хищников. Мне оставалось бить в спину и набирать опыт.

С опытом, правда, дела обстояли не ахти. Мы толком не отошли от города, и лесные обитатели попадались не из сильных. Добычу мою составляли в основном волки и лисы, да еще удалось зарезать пару кабанчиков. В итоге поднялся до двенадцатого уровня, но и только.

Монотонное действо понемногу начало утомлять, и заметивший это Хоар ухмыльнулся.

– И каково это – все с нуля начинать?

– Не с нуля, допустим.

– Да брось, Джон! Ты же сейчас никто!

Отчасти так оно и было, но соглашаться со столь уничижительной оценкой своего жулика я не собирался. Правда, и ответить ничего не успел. В яме под вывороченным корневищем гигантской сосны послышался недовольный рык, и к нам одним неуловимо плавным движением выбрался изрядных размеров медведь.

Режим скрытности: вкл.

Внутренняя энергия: –1 [114/115]

Сработали рефлексы. Я даже испугаться еще толком не успел, а уже скрылся в тенях и полностью растворился в заполонившей ночной лес темноте. Медведь промчался мимо и набросился на орка, да с такой силой, что едва не сбил паладина с ног и всей своей немалой тушей вдавил его в жалобно скрипнувшую сосну. И сразу прошлись по латам страшенные когти.

Я с кинжалами в руках оказался рядом и принялся всаживать клинки в медвежью спину. Левой-правой! Левой-правой! Левой-правой! Пустое! Кинжалы едва-едва протыкали толстенную шкуру, заседали в слое подкожного жира и не достигали внутренних органов. А левой рукой я и вовсе орудовал не слишком ловко, второй клинок меня только отвлекал.

Выругавшись, я отбросил дополнительный кинжал, перехватил эльфийское оружие обеими руками и прыгнул на медведя.

Да! Прошел урон!

– Давай быстрее! – просипел притиснутый к дереву Хоар. – У него из пасти воняет!

Он уперся рукой в медвежью морду и с натугой отвернул ее в сторону, по латной перчатке потекла слюна. Когти бессильно скользили по черным латам, не в силах прорвать металл. Заломать противника медведю тоже было не по силам – скорее это паладин Равновесия мог побороть его самого.

Я прекратил бестолково тыкать кинжалом в медвежью спину и воспользовался своими скудными познаниями в анатомии. Пусть они и касались внутреннего строения гуманоидов, но вкупе с банальной эрудицией помогли вычислить уязвимое место, туда я следующим ударом острие и вогнал. И дело пошло куда шибче!

Когда зверюга наконец издохла и Хоар с отвращением оттолкнул ее в сторону, я с облегченным вздохом перевел дух и раскидал свободные очки, ставшие доступными после случившегося повышения уровня.

– Вот ты вообще не торопился! – возмутился орк, травой стирая с перчатки медвежью слюну.

Вместо ответа я продемонстрировал залитый кровью эльфийский кинжал.

– Ты его купил!

Паладин только выругался и махнул рукой.

– Двинули!

02:43:00…

Постепенно лес начал меняться, сосны остались позади, деревья стали ниже, они цеплялись корнями за каменистую почву, кренились и тянулись к свету, сплетались кронами в непроницаемый полог. А после лес и вовсе остался позади, мы начали взбираться в гору. Создалось впечатление, будто Хоар ведет меня в какое-то конкретное место, я не выдержал и спросил:

– Куда мы идем?

Паладин Равновесия обернулся, и в этот самый миг со скального выступа на него совершенно бесшумно сиганул какой-то силуэт.

Удар! И орк кубарем покатился по склону, а оттолкнувшийся от него горный лев устремился ко мне. Не долетел он лишь чуть, но и так когтистая лапа мазнула по груди и опрокинула на спину.

Получен урон: 68 [75/143]

Острейшие когти легко пропороли кожаный доспех и рассекли мышцы, на миг сознание затопила невыносимая боль, и я скорчился на земле, не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. Больно! Как же мне больно!

И это… неправильно! В свою бытность мертвецом я привык к тому, что едва ощущаю удары, словно мне вкололи лошадиную дозу обезболивающего. Редко какая магическая атака умудрялись превысить болевой порог, а тут – будто в реальной жизни ножом резанули. Нельзя же так!

Лев вновь прыгнул, но шок уже отпустил; я откатился и скользнул в скрытность, спрятался от него в тенях. Толку-то? Зверюга чуяла кровь и упускать жертву не собиралась. Я едва ускользнул от пары стремительных замахов, а потом на горного льва обрушился эспадон. Взбешенный падением Хоар одним мощным ударом разрубил обидчику хребет и рявкнул:

– Чего вылупился?! Добивай!

Я не заставил просить себя дважды, ударил прямо из скрытности. Сдохни, тварь!

И лев сдох. А я получил очередной уровень. Правда, теперь перспективы ускоренной прокачки меня как-то радовать перестали. Хоар завел в такие дебри, что местным обитателям вор четырнадцатого уровня просто-таки на один зубок. Сожрут и не поморщатся, вместе с кожаными доспехами прожуют. И еще добавки попросят.

– Хоар, – осторожно начал я, – уверен, что не стоит выбирать цели попроще?

– Я с тобой нянчиться не нанимался! – отрезал зеленокожий паладин. – Что-то не устраивает – давай, до свидания! Разбежимся хоть сейчас!

– Остынь! – попросил я, повел плечами и поморщился из-за острой боли в груди.

Ну да ничего – пройдет. Хорошо хоть еще никаких травм и увечий не получил. Вот тогда бы намучился.

Хоар первым зашагал по вившейся меж скал тропке, волей-неволей пришлось последовать за орком. Теперь уже не осталось никаких сомнений, что у нашего путешествия есть какая-то конкретная цель. Стоило бы начать беспокоиться, но я подумал-подумал и раньше времени мотать себе нервы не стал. Просто на ходу залез в системное меню, убедился, что точкой привязки для возрождения в случае гибели по-прежнему выступает башня Власти покинутого несколько часов назад городка, и спокойно потопал за спутником.

Тропинка огибала кручи, шла вдоль отвесных обрывов, спускалась в распадки и забиралась на крутые склоны. Иногда приходилось прыгать через пропасти, иногда на пути попадались подвесные мосты. Время от времени нас пытались взять в оборот обитавшие в скалах твари, но Хоар особо на них не отвлекался, он задал неплохой темп, и приходилось бежать за паладином чуть ли не вприпрыжку.

Потому как если отстану, тут мне и конец придет. Монстры подобрались в горах какие-то слишком уж матерые. Так что – ходу, ходу, ходу!

Единственная заминка приключилась на небольшой площадке, за которой темнел черный провал пещеры. Там Хоар прижался к скале и долго присматривался, а потом и вовсе снял шлем и несколько раз шумно потянул приплюснутым носом воздух.

– Не отставай! – потребовал он, вытянул из-за спины свой зловещий эспадон и медленно двинулся к входу в подземелье.

Для паладина восьмидесятого уровня он держался слишком уж настороженно, и меня пробрал озноб. Пусть подаренный Нео амулет худо-бедно восстановил выбитое львом здоровье, рисковать нисколько не хотелось.

Режим скрытности: вкл.

Я укрылся в тенях и поспешил вслед за орком, гадая, кто именно мог… нет, не напугать паладина – тот был не робкого десятка, да и происходило дело в игре, – а насторожить и заставить приготовиться к бою.

Ответ не заставил себя ждать. Что-то мерзко скрежетнуло, и нога Хоара по колено провалилась меж разошедшихся и вновь сомкнувшихся каменных плит.

Ловушка!

– Дьявол! – враз позабыв об осторожности, в голос рявкнул орк, просунул меж камней клинок эспадона и налег на него, пытаясь расширить отверстие и высвободить ногу. – Джон, чтоб тебя! Ты ведь жулик! Должен был увидеть западню!

– Серьезно? – фыркнул я. – У меня восприятие не прокачано! И специальных навыков нет!

И это было действительно так: восприятие в одиннадцать единиц особых бонусов к наблюдательности не давало, а все очки умений я вкладывал исключительно в скрытность. Не увеличивал пока даже уклонение, что уж говорить о карманных кражах, взломе замков, обнаружении и снятии ловушек и прочих весьма полезных, но отнюдь не первоочередных умениях!

По камням вдруг пробежала тень, пространство колыхнулось, мелькнуло неуловимое движение, и тотчас скрежетнули принявшие на себя удар латы Хоара. Черный металл расчертила длинная царапина, и орк задергался пуще прежнего, пытаясь высвободить из ловушки ногу. Новая царапина разукрасила доспех со спины, и на этот раз мне удалось разглядеть нечто полупрозрачное, мелькнувшее на самой грани видимости.

– Прикончи его! – потребовал Хоар, но я и не подумал сдвинуться с места.

Не шелохнулся, не вымолвил ни слова. И даже постарался перестать дышать. Уверен – эдакий удар незримым клинком запросто перерубит мое мягонькое тельце надвое. А я ведь не мертвец, я живой! Больно будет, потроха вывалятся…

Невидимка умудрился ударить точно в сочленение доспехов, и орка перекорежило, по черным латам заструилась темная кровь.

– Да чтоб тебя! – выругался Хоар, выкинул перед собой левую руку и проорал короткое проклятие.

Магия Равновесия заставила пространство сгуститься, движения невидимки замедлились, и на этот раз орк успел вскинуть свой эспадон. Нечто полупрозрачное наткнулось на острие черного клинка, не сумело остановиться и продолжило движение, нанизывая себя на меч все сильнее и сильнее. Невидимость начала развеиваться, первыми проявились комки внутренних органов, затем кости, а только их начали обвивать жгуты мышц и протянулись через плоть сухожилия, как я сорвался с места и со всего маху ткнул кинжалом в затылок неведомой твари. Та всплеснула руками, из культей которых вырастали костяные клинки, и сдохла.

Критический удар! Нанесен урон: 184.

Шорьк убит!

Опыт: +850 [4643/5200]

Уровень повышен!

– Ну наконец проснулся! – прорычал Хоар, сбрасывая с клинка безжизненное тело.

То к этому времени стало полностью видимым и представляло собой зрелище самое что ни на есть неприглядное. Кожа оказалась начисто лишена какой бы то ни было растительности, а на безглазом лице выделялись узкие щели ноздрей и оскаленный рот.

– Это что за страхолюдина такая? – поразился я.

Паладин лишь выдал заковыристое ругательство, воздел руки к небу и тут же окутался едва заметным сиянием. Тогда орк вновь сунул эспадон меж каменных блоков, навалился на него, и в этот раз плиты разошлись, освободив зажатую ступню. Впрочем, совсем уж без последствий не обошлось: к пещере Хоар направился, явственно припадая на левую ногу.

– Идем! – рыкнул он на меня.

Я припустил вдогонку за взбешенным громилой и на бегу довел до пятнадцати скрытность, а вот ловкость повышать не стал и улучшил восприятие. Невидимка-шорьк меня определенным образом напугал.

Но вообще пока что все шло очень даже неплохо. Останься мы в лесу, на волках и лисах я бы столько опыта даже близко не набрал. В этом отношении спешка Хоара была мне только на руку. Честно говоря, думал, все куда медленней происходить станет. Впрочем, поначалу всегда уровни легко набирать – игровую механику специально подкрутили таким образом, чтобы люди втягивались.

Пещера оказалась мрачной и необитаемой. Какое-то время мы пробирались меж сталактитов и сталагмитов, а потом впереди показался черный провал лестницы.

– Ух ты! – поразился я. – Куда это нас занесло?

Хоар вдруг ухватил меня за шею и притянул к себе.

– А теперь слушай меня внимательно, – прошипел орк, злобно скаля зубы. – Там внизу обитают кобольды. Целое племя драных кобольдов! Нашинковать их – раз плюнуть, но они точно успеют обрушить потолки штолен и завалить проходы камнями. Поэтому сейчас ты… – мне в грудь пребольно уткнулся палец… – спустишься по лестнице и снимешь часового. И только попробуй облажаться! Я тогда сам тебе шею сверну, если мохнорылые раньше не прикончат!

Я высвободился и потребовал объяснений:

– Куда мы идем?

– Вперед! – прорычал орк. – Мы идем вперед!

– Да ладно? – Я сплюнул под ноги, но выяснять отношения не стал и двинулся к лестнице, не забыв при этом активировать режим скрытного передвижения.

С кобольдами мне сталкиваться в свою мертвячью бытность уже доводилось, и воспоминания эти были не из приятных. Обитавшие в подземельях уродцы, может, и не могли похвастаться хорошим зрением, зато прекрасно слышали и обладали тончайшим нюхом. Невидимостью их было не обмануть. Ну или почти не обмануть. В конце концов, мертвечиной от меня сейчас не воняет, главное – самому не шуметь.

Очень медленно и осторожно я спустился по лестнице на следующий уровень и неподвижно замер на месте, дожидаясь, пока зрение приспособится к свету горевшего в десятке шагов факела. Тот хоть и светил совсем неярко, все равно резал глаза как-то слишком уж болезненно. Не иначе дело было в побочном эффекте наложенного на меня паладином заклинания.

Предосторожность оправдала себя целиком и полностью: караульного, допустим, я разглядел почти сразу, а вот протянутую над полом веревку заметил, лишь когда проморгался от слез. Ну надо же, хитрецы какие!

Я аккуратно переступил через ловушку и двинулся к небольшой нише, где рядом с огромным медным гонгом позевывал низкорослый лопоухий уродец с серовато-зеленой мордой и крупным носом. Караульный кобольд был облачен в кожаную одежку, а под рукой держал массивный каменный молот. Вот тюкнет он им по гонгу, и пойдет гулять по коридорам эхо. Нехорошо.

Стараясь двигаться как можно тише, я подобрался к нише и замер, не решаясь напасть на часового. На лежанке похрапывал его напарник – нашумлю, и соня точно тревогу подымет.

На мою удачу, бодрствующий кобольд принялся обгладывать какую-то кость – по виду, чуть ли не человечью, – и я рискнул прокрасться ему за спину. Караульный мигом бросил грызть мосол, повел ушами и шумно втянул воздух носом. Больше он ничего сделать не успел. Левой рукой я зажал пасть и сразу полосонул кинжалом по горлу, а после по самую рукоять всадил клинок точно в солнечное сплетение. Эльфийская сталь легко пронзила кожаный доспех и вошла в тщедушное тельце, будто в масло. Кобольд дернулся и затих, обмякнув в моих руках.

Критический удар! Кобольд-караульный убит!

Опыт: +75 [4718/5200]

И сразу руку пронзила жуткая боль. Как только не заорал – не знаю!

Выскочило новое сообщение:

Получен урон: 11 [105/143]

Заражение!

Прежде чем сдохнуть, кобольд конвульсивным движением успел цапнуть меня за ладонь, зубы прокусили перчатку и погрузились в плоть.

– Ух… – прошипел я, сделал несколько глубоких вдохов и подступил к лежанке со спящим напарником убитого караульного.

Памятуя о нелепом ранении, ладонью пасть ему зажимать не стал, накрыл морду каким-то рваньем и одним резким движением воткнул кинжал в грудь; туда, где подросшее восприятие позволило различить уязвимую точку. Кобольд вздрогнул, засучил босыми лапами и сдох.

Я с облегчением перевел дух и обратился к прокушенной левой руке. Ладонь припухла, пальцы шевелились не лучшим образом.

Заражение!

В рану попала грязь, начался воспалительный процесс. Заживление возможно только после квалифицированного лечения.

Штраф к силе и ловкости пальцев: 10 %.

Увеличение штрафа: 1 % в час.

Основной урон: 5 в час.

Дополнительный урон от кровотечения: 3 в час.

Да чтоб вас! Я стянул перчатку, выбрал лоскут почище и замотал прокушенную ладонь, но кардинально это ситуацию не исправило.

Перевязка!

Урон от кровотечения остановлен.

Только и всего? Вот дерьмо! Придется тратиться на услуги медика. Ладно хоть еще сухожилия не пострадали, а то бы и вовсе намучился.

Мысль о грядущей оплате услуг врачевателя заставила вспомнить о трофеях, и я наскоро обшарил мертвецов. У одного при себе оказалось три монеты, у другого – пять. Негусто.

Полноценный обыск я устраивать не стал и поспешил к лестнице.

– Пст! – позвал Хоара, встав у нижней ступеньки.

Орк моментально спустился и спросил:

– Чего так долго?

Я проигнорировал вопрос и указал на веревку.

– Не зацепи.

Зеленокожий паладин кивнул и предложил:

– Иди первым.

Это было разумно, и я спорить не стал. Мы оставили позади нишу с зарезанными караульными и двинулись вглубь коридора. Тот длительное время тянулся без всяких развилок, затем начали попадаться боковые ответвления, иногда в них мелькали отблески факелов и слышался стук кузнечных молотов, иногда сквозняк приносил запах подгоревшей стряпни, но чаще было темно и тихо.

Неожиданно для самого себя я ощутил голод и жажду, но при себе не оказалось ни еды, ни воды. Просто не подумал об этом. Мертвецу-то снедь была не нужна.

06:17:00…

Подземелья тянулись и тянулись. Пользуясь скрытностью, я подбирался к очередному провалу в стене, заглядывал в него и, убедившись в отсутствии опасности, спешил дальше. Хоар в своих непроглядно-черных доспехах следовал за мной на некотором удалении. Меч он оставил болтаться в перевязи за спиной – в подземелье было слишком тесно для эспадона, – но орк и голыми руками мог натворить дел, да к тому же владел магией.

Утомившись окончательно, я подпустил Хоара к себе и прошептал:

– Куда мы идем?

Паладин в ответ приложил указательный палец к шлему, а после покрутил им же у виска.

Ну да, ну да… Соблюдайте режим тишины и все такое прочее…

Подземный проход понемногу пошел вверх, начали попадаться бездонные провалы с перекинутыми через них деревянными мостками, и Хоар нагнал меня, шепнул на ухо:

– Почти пришли. Осторожней, с этой стороны тоже должен быть пост.

Почти пришли! Сказал – и сглазил! Вот как есть сглазил! Мы только двинулись по очередному дощатому мостку, а тот вдруг заскрипел и резко ушел вниз. Не рухнул в пропасть, но опустился уровнем ниже в пещеру, полную кобольдов.

Меня спасла скрытность. Вся эта рычащая и визжащая свора набросилась на паладина, облепила его, принялась тыкать зазубренными кинжалами в сочленение доспехов и смотровые щели. Орк в долгу не остался и стал крушить черепа подземных жителей ударами латных перчаток. О моей прокачке в пылу боя он как-то даже позабыл.

Впрочем, я и сам не оставался в стороне. Перехватил кинжалом горло ближайшего кобольда, скользнул за спину другому и всадил кинжал ему под лопатку.

Режим скрытности: выкл.

Тут же кто-то накинулся и попытался вцепиться в шею, я перекинул недомерка через себя, скакнул в сторону, отмахнулся кинжалом. Началась сущая куча-мала, приходилось орудовать клинком чуть ли не вслепую; резать и бить, пытаясь вырваться из кольца врагов и скрыться в тенях.

Удары сыпались со всех сторон, но они были не слишком сильны и точны, а попытавшийся вцепиться зубами в ногу кобольд, на мое счастье, не сумел прокусить прочную кожу сапога. Я прикончил его уколом в ухо и обнаружил, что все уже закончилось. Залитый кровью с ног до головы Хоар стоял посреди безжизненных тел караульных, его латные перчатки были перепачканы чем-то совсем уж омерзительным. Полагаю, мозгами.

– Бежим! – хрипло выдохнул паладин, мы вскарабкались по приставленной к стене лестнице и ринулись прочь, а вдогонку понеслось эхо гонгов.

Кобольды подняли тревогу, и хоть Хоар легко мог перебить целую армию этих мерзких коротышек, сейчас он улепетывал от них со всех ног. Я едва за ним поспевал.

Хотелось бы мне знать, что на уме у моего зеленокожего спутника…

К тому времени, когда коридор наконец закончился, легкие уже горели огнем, а сердце грозило вырваться из грудной клетки. Пожалуй, так выматываться в виртуальной реальности мне еще не доводилось ни разу.

Выскочив из подземелья, я пробежал по инерции несколько шагов, затем согнулся в три погибели и принялся глотать разинутым ртом свежий воздух. Смахнул с лица пот, поднял взгляд и едва не присвистнул от удивления. Грубый гранит остался позади, на смену ему пришел белоснежный мрамор. Мы очутились в круглом дворе-колодце, над головой темнело ночное небо, к нему тянулись резные колонны. Галерею второго этажа огораживала изящная балюстрада, за которой сгустился столь непроглядный мрак, что превозмочь его не могло даже ночное зрение. Наверх вела широкая лестница с мраморными ступенями, других выходов со двора не было – разве что в стенах темнели глубокие ниши, там могли обнаружиться скрытые двери.

– Ну и где мы? – поинтересовался я у отставшего орка.

Тот не ответил.

Вжух! Что-то ударило пониже ребер, пронзило насквозь, разорвало кожу и вышло из поясницы.

Боль ошеломила, на миг я ощутил себя нанизанным на иголку жуком. Накатило беспамятство, ноги начали подгибаться, и я опустился бы на холодные мраморные плиты, скорчился на них и умер, кабы не мощный толчок в спину. Я невольно сделал несколько шагов вглубь двора, и тут же в пол, где только что стоял, ударили еще две стрелы.

– Наверх! – проорал паладин, вытягивая из-за спины эспадон.

Шок отпустил, я укрылся в тенях и ринулся к лестнице. Клац! Прошелестевшая рядом с ухом стрела клюнула камень и отскочила в сторону. Восприятие лучника позволило ему разглядеть меня, несмотря на скрытность. Пришлось сигануть в сторону. Своевременный маневр позволил избежать еще одного попадания, а затем я взлетел по лестнице на второй этаж и укрылся от стрелков за колонной.

Здоровье ушло далеко в желтую зону, поэтому я сначала выудил из сумки зелье малого исцеления и влил его содержимое в рот, а уже после отломил оперение засевшей в боку стрелы. И даже так, когда начал вытягивать из тела древко, чуть не сомлел. Боль огнем пронзила потроха, закружилась голова, и на ногах устоял лишь каким-то чудом. Да что это такое творится?!

Через ватное оцепенение донесся звон металла; я сплюнул кровью, глянул во двор-колодец и не поверил своим глазам. Хоара атаковала троица змеелюдов. По мраморным плитам вились чешуйчатые хвосты, сверху раскачивались человеческие торсы, головы тоже были самыми обычными, пусть и несли в себе отдельные звериные черты. В каждой руке эти твари сжимали по тяжелому ятагану, да еще так и норовили сбить орка с ног ударами хвостов. Паладин крутился меж них, парировал удары и пытался бить в ответ, а из его черных лат то и дело вышибали искры наконечники стрел. Точно! Лучники!

Обнажив кинжал, я двинулся по галерее и очень скоро расслышал басовитое гудение тетивы. Выглянул из-за колонны и увидел змеелюда, посылавшего в Хоара одну стрелу за другой. А не этот ли гад подстрелил меня самого?

Накатила ярость, но я заставил себя успокоиться и присмотрелся, выискивая уязвимые места. Заметил отметку под левой лопаткой, та тут же мигнула и пропала. Подвело невеликое восприятие.

Ну да ладно! Лучник выглядел далеко не таким мощным, как рубаки внизу, я шагнул ему за спину и с ходу ткнул кинжалом в спину. Попал удачно, пусть и не прикончил отродье с первого раза. То взвилось, но я всадил клинок еще трижды, и всякий раз проходил удвоенный урон. Зеленоватая кровь так и хлынула.

Наг-лучник убит!

Опыт: +325 [5 518/6 220]

Уровень повышен!

Так-то, тварь! Я отступил от затихшего лучника и с опаской прикоснулся к своему простреленному боку, но рана уже затянулась. То ли сказалось воздействие амулета Черного феникса, то ли помогло целебное зелье.

Не важно! Надо спешить! Схватка внизу еще продолжалась, и хоть двое нагов уже валялись в луже крови, досталось и Хоару. Ятаганы впустую отскакивали от мощных лат, а вот лучники умудрялись раз за разом выцеливать уязвимые места доспехов.

Я скользнул в невидимость и поспешил на поиски очередного стрелка. Победа придала уверенности, и это едва не вышло боком. Атаковал я с ходу, но успел ударить лишь дважды, а потом хвост змеелюда распрямился и отбросил меня в сторону, ладно хоть еще не переломал ноги. Наг развернулся, отбросил лук и потянул из ножен на поясе ятаган. К счастью, полученные ранения уже сказались на его подвижности, и мне удалось проскользнуть под рассекшим воздух клинком. Оружие с лязгом угодило в колонну, а я забежал за спину, ударил меж лопаток и тут же воткнул кинжал в шею. Готов!

Со двора еще доносился металлический лязг; я вновь задействовал скрытность и побежал на поиски последнего лучника. Только вот он нашел меня сам. Как видно, заподозрил неладное и поспешил разведать обстановку. Я только обогнул очередную колонну и сразу увидел ползшую ко мне гадину. Умение прятаться в тенях не обмануло соперника – стоило сорваться с места, и рядом промелькнула стрела, лишь каким-то чудом на ладонь разминулась с плечом и с пронзительным звоном ударила в стену.

Этот лучник оказался нагиней: выставленная напоказ грудь не оставляла в том ни малейших сомнений. Но я не стал недооценивать противницу и не кинулся в лобовую атаку. Вместо этого, когда та обнажила ятаган, вскочил на перила, пробежал по ним пару шагов, а затем ухватился левой рукой за колонну и с помощью инерции облетел вокруг нее, враз очутившись у нагини за спиной.

Та никак не успевала обернуться, да не стала даже и пытаться. Просто ткнула назад ятаганом, и я сам нанизал себя на широкий обоюдоострый клинок!

Боль от попадания стрелы была сущим пустяком, булавочным уколом по сравнению с тем, что довелось испытать, когда острие меча пронзило пресс, распороло кишки и скрежетнуло о позвоночник. Не рухнул я на пол лишь из-за того, что нагиня крепко держала ятаган. Я буквально повис на нем, а острие все сильнее и сильнее рассекало плоть. И ни отступить, ни даже вздохнуть. Пропал!

Время будто остановилось, его выжгла ни с чем не сравнимая боль. А потом тварь рывком выдернула клинок, и я рухнул на пол.

Получен урон: 87 [18/143]

Урон от кровотечения: 5 в минуту.

Ятаган поднялся, а у меня не осталось сил даже не то, чтобы просто отползти, так и лежал в луже крови в ожидании смертельного удара. Но не в этот раз. За спиной нагини возникла черная фигура Хоара, эспадон мелькнул наискось и рассек змеиное тело надвое. Пол залила зеленая липкая жидкость, и вновь я не сдвинулся с места, так и продолжил валяться на холодном мраморе, зажимая ладонями рассеченный живот. Толку в этом было немного, но хоть удалось немного уменьшить кровопотерю.

– Чего разлегся? – спросил Хоар, сняв шлем, и принялся выдергивать торчавшие из лат стрелы.

– Подыхаю, – коротко ответил я.

И это было действительно так. Жизнь утекала вместе с кровью, а боль не стихала ни на мгновение, мешала трезво мыслить и шевелиться, не давала ничего предпринять для собственного спасения.

Боль! В свою бытность мертвецом я не испытывал ничего подобного, да и прежде, в самом начале игры ранения никогда не были столь мучительными. Неужели дело в длительном погружении в виртуальную реальность? Мозг приспособился и начал считать окружающее нормальной жизнью, довел ощущения до обычных, так, что ли? Неплохо для гурманов и любителей адреналина, но большинство рядовых игроков едва ли порадует столь правдоподобное отражение пропущенного удара. Так и рехнуться недолго…

Хоар шумно выдохнул, протянул ко мне руку и проговорил короткое заклинание. Тотчас накатила волна тепла, смыла боль, заживила раны. Ух, хорошо-то как!

Исцеление!

Здоровье: +125 [143/143]

Я шумно выдохнул и спросил, поднимаясь на четвереньки:

– А как же Равновесие? Почему в качестве компенсации язвами не покрылся?

– Какими язвами? – не понял паладин и сплюнул на пол кровью. – А! Ты об этом! Я на себя негатив принял, так что постарайся больше так не подставляться.

– Постараюсь, ага, – пообещал я, встал и первым делом раскидал доставшиеся при повышении уровня очки. Ловкость на этот раз увеличивать не стал, остановив свой выбор на восприятии. Надо уметь выцеливать уязвимые места, а то замучаюсь своим кинжальчиком серьезных противников царапать.

Довести скрытность до шестнадцати не вышло, требовалось сначала пройти обучение, так что вложился в уклонение, а потом сунул в инвентарь лук и ятаган нагини, присовокупил к ним пару золотых перстней и пригоршню монет.

– Идем! – поторопил меня Хоар. – У меня игровое время заканчивается!

– А как же…

– На обратном пути трофеи соберешь! – отрезал орк, в очередной раз подтвердив подозрение, что ведет меня в некое конкретное место.

О-о-очень интересно. Просто очень.

Меньше всего мне хотелось влипнуть в какие-нибудь неприятности, и я поправил висевший на груди амулет. Если что – позову на помощь Нео. Зол он на меня или нет, но для чего-то же послал Чучело эту побрякушку передать. Вытащит из беды, думаю, по старой памяти.

07:25:00…

Шли не слишком долго, от силы полчаса. Спустились со склона в какое-то урочище, побрели в заполонившем его тумане. Никто нас не атаковал, кругом было на редкость пустынно. Мрачные деревья с голыми нижними ветвями, пожухлая трава, камни и черная земля. От протекавшего тут же мутного ручья воняло тухлыми яйцами.

Поначалу внутри у меня что-то хлюпало и подрагивало, затем отпустило. Ранение напоминало о себе только легкой ломотой, не более того. Прокушенная рука тоже зажила, от воспаления не осталось и следа. Я даже немного пожалел, что жуликам недоступна профессия целителя. Себя штопать – самое оно. Ну или жрицу с собой таскать.

Вспомнилась Изабелла, и при мысли о темной эльфийке в душе ворохнулось что-то непонятное. В прошлый раз у нас отношения не сложились, но теперь-то я живой…

Нет, нет и еще раз нет! Еще только не хватало с этой взбалмошной дамочкой связаться! Мало того что принц Юлиан приревнует, так еще от нее самой толку как от козла молока. В том плане, что Изабелла – фурия, а для этих чокнутых жриц навыки целительства закрыты. Да и вообще надо от нее подальше держаться. Мало ли что…

Постепенно среди деревьев начала змеиться тропинка, а потом мы вышли к очередной пещере, на вкопанных перед входом в которую кольях скалились безумными улыбками черепа: человеческие, эльфийские, орочьи, гномьи… Всякие. Был даже один медвежий и парочка с закрученными рогами – то ли горных баранов, то ли еще каких тварей.

Конец ознакомительного фрагмента.
Купить книгу со скидкой Вы можете по ссылкам ниже.