Прочитайте онлайн Дорога вечности. Академия Сиятельных | Глава первая

Читать книгу Дорога вечности. Академия Сиятельных
6318+311
  • Автор:
  • Год: 2019
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава первая

– Я не хотела! – Мой крик потонул в волне второго взрыва. – Ой!

Земля содрогнулась, и маленький, уютный домик, наше временное пристанище, осыпался пеплом. В буквальном смысле.

– Ой, – передразнила Элайза, – сейчас нам всем будет «ой».

Она была права… Все проявления моей новой силы имели последствия… в виде ректора Академии Сиятельных. Он никогда не повышал голос, не применял грубой силы, но от его взгляда хотелось забиться в самую дальнюю щель и не вылезать из нее, пока лорд Альгар не уйдет.

Мастер появился внезапно. Рывком поднял на ноги Пенелопу, которую отшвырнуло от нас метров на пять. Внимательно осмотрел ее и только после этого повернулся ко мне.

Ледяной взгляд, поджатые губы, сдвинутые брови. Сомневаться в том, что он зол, не приходилось. Инстинктивно спряталась за спину Ривэна.

– Асакуро, Элайза, помогите Пенелопе, – отдал приказ лорд Альгар и медленно пошел ко мне. – Ривэн, в сторону.

Если бы успела, вцепилась бы в брата, так страшно было смотреть в глаза учителю.

– Итак, вы остались без жилья и продовольствия, – констатировал ректор и тише добавил: – Пятый дом за месяц.

«Я не хотела», – в который раз мысленно повторила, словно это могло что-то исправить.

Я опять подвожу свою команду. Даже не знаю, сжалится ли мастер над нами или придется самим сооружать себе укрытие.

Из-за меня наша практика началась раньше и проходила в лесу. Второе Королевство любезно предоставило свои территории для моих бесчинств. Я не могу совладать с блуждающими стихиями, ставшими частью моей магии! Да и как контролировать, когда каждая из них имеет свой «нрав»? А огонь вообще словно с цепи сорвался! Такой мощи у меня никогда не было, даже в тот день, когда я поступала в академию. Самые простые заклинания оборачивались катастрофой. И первая случилась после возвращения из столицы в альма-матер.

Я тонула в море своих эмоций: горечь и боль от предательства Райана и Коши помножились на радость от осознания того, что Алекс Сталлаг жив. Вихрь противоречивых чувств захватил меня, лишая разума, высвобождая магическую энергию.

Мой дар взбунтовался, а итогом стало разрушение общежития Факультета Стражей. Не видь я это собственными глазами, никогда бы не поверила, что подобное возможно. Один миг – и верхняя часть башни осыпалась пеплом.

Ликующие студенты, встречающие своих победителей, с криками кинулись прочь. Воцарился хаос. Студенты дружно тушили мантии, на которые попали искры, преподаватели боролись с выпущенной мной магией. Если бы не они, все могло быть еще хуже. Я утешала себя лишь тем, что никто не пострадал. На мое счастье, короля и королеву Академии Сиятельных вышли поприветствовать абсолютно все учащиеся.

Конечно, оправданием это служить не могло.

Отец взялся компенсировать студентам их потери, естественно, и мне пришлось отдать свои сбережения, в том числе денежный приз за первое место в конкурсе.

Однако я лишила студентов не только их личных вещей, но и крова. И если для половины проживающих преподаватели сумели сохранить часть башни, то остальные, по сути, оказались «бездомными».

На помощь духов-хранителей рассчитывать не приходилось. Райан призвал всех, тем самым оставив академию без львиной доли защиты.

Сложно описать мое состояние, когда я осознала, что не только чуть не убила людей, но и выжгла свою связь с Кошей. Я больше не чувствовала своего стража, а он меня. Мои действия в тот момент адекватными точно не были, иначе я никогда бы не прогнала дракона.

Но сделанного не воротишь…

По словам мастера, башню отстраивают, остались последние приготовления, и студенты, которых разместили в общежитиях других факультетов, смогут вернуться к себе. Мне же запретили появляться в академии, пока не научусь обращаться с новой силой.

На это решение я не обижалась. Оно было правильным, потому что я представляла собой угрозу для окружающих. И как бы странно ни звучало, но мое место в лесу. А еще лучше в пустыне, чтобы и природа не пострадала от моих «художеств». Правда, никто из преподавательского состава с этим не согласился.

Только зачем вместе со мной сослали ребят? Им требовались другие предметы для успешной сдачи экзаменов, а ведь сдавать их предстоит экстерном. Да и мастеру приходилось усиленно заниматься с нами не только как с боевой пятеркой, но и с каждым из членов команды по их профилю. Иногда его подменял декан Ронг или леди Вероника Элвер, которых не пугала нестабильность моей магии.

Сегодня занятия были только с ректором, и прибыл он раньше по моей вине.

– Что на этот раз, Хейли?

Я опустила глаза. Не могу ему признаться, что у нас в команде проблемы. Пенелопе очень тяжело давались походные условия. За этот месяц мы неоднократно ложились спать грязными и голодными – мне хватало малейшей эмоции, чтобы все испортить, будь то дом или приготовленный ужин: огонь жадно выплескивался из меня, сметая на своем пути любую преграду.

Сегодняшняя тренировка далась Пени тяжелее обычного. Выдержка ей отказала, и волна обиды и негодования обрушилась на мою голову. Я только и успела, что сменить траекторию выброса магии, иначе вместо дома сгорела бы Пенелопа.

– Я жду ответа, Хейли, – напомнил о себе мастер.

– Я не хотела, – снова прошептала, словно признание могло что-то изменить.

– Лорд Альгар, Хейли не виновата! – К нам приблизилась прихрамывающая Пенелопа. – Это моя вина, я не сдержалась. Я… мне очень сложно привыкнуть к такой жизни и…

– Достаточно, – остановил ее учитель.

Я же спряталась за спины Элайзы и Асакуро, которые подошли к нам вместе с Пени.

– Кто еще хочет отказаться от места в команде Хейли?

Если бы сейчас пошел дождь из булавок, удивилась бы меньше! Во мне возрастала волна возмущения и протеста, но я ее подавила.

Мастер прав, находиться со мной опасно. Я представляю для всех угрозу. И без того паршивое настроение ухудшилось.

– Хейли! – крикнул лорд Альгар, и я вскинула голову.

Демон все побери!

– Я случайно!

Моя команда и мой учитель находились в воздухе. Их качало из стороны в сторону, вызванным мной ветром.

Спокойно, Хейли, нужно подумать о чем-то хорошем.

На ум пришла матушка Софи. Ее доброе лицо, всех карающая метелка и обещание скорой встречи.

– Довольно!

Я вновь распахнула глаза. Поляна вокруг нас преобразилась: над благоухающими среди проросшей молодой травы цветами порхали бабочки. И это сделала я…

– Простите, – пробормотала, заглядывая в глаза ребятам.

– Итак, желающих отбыть вместе со мной нет, – подытожил ректор, и я не сумела подавить счастливый облегченный вздох. – Вернусь вечером, тогда и решим, что делать с этим. – Мужчина указал рукой на пепелище на месте домика. – А пока… не разнесите лес и поговорите друг с другом.

Его уход мы проводили дружным молчанием. Минут пять старались не смотреть друг на друга. Поговорить нам стоило давно, но я постоянно откладывала этот момент. Внутренне мы все чувствовали перемены, буквально витающие в воздухе.

Я опустилась на траву, следом за мной уселись остальные.

– Прости, Хейли, – Пенелопа первой не выдержала тягостного молчания, – но я…

– Ты должна была уйти, – жестко сказал Ривэн, чем сильно удивил меня. – Это раньше ты была никем, а теперь знаешь, что твой род не менее знатен, чем Сизери. И как бы ты сейчас ни оправдывалась, но ни свою брезгливость, ни вечный вопрос в глазах – «Почему я должна так страдать?» – скрыть не можешь.

Названный брат говорил прямо, не стесняясь ранить девушку.

– Ты мечтала о положении в обществе, ты его получила. Король больше не давит на тебя, у него совершенно иные проблемы. А к Хейли ты не испытываешь никаких чувств, даже отдаленно похожих на дружеские, иначе никогда бы не позволила себе усомниться в методах наставника и доверилась ей безоговорочно, как мы. Ты же делаешь все, чтобы тебя вытурили из команды, ведь так намного проще, верно? Снять с себя ответственность за свои поступки, заставляя терзаться совестью других.

– Поддерживаем, – хором отозвались Асакуро и Элайза.

– Ривэн, я…

– Достаточно!

Мне приходилось прилагать огромные усилия, чтобы не дать вырваться наружу ни одной из стихий. Я занялась дыхательной гимнастикой, заставляя мысли крутиться вокруг образа матушки Софи, а не концентрироваться на перебранке, устроенной моей командой.

– Хейли, ты можешь выпустить пар, садись к нам спиной, но поговорить мы обязаны. – Асакуро поправил очки. – Дальше так продолжаться не может.

– Ты не навредишь нам, – Элайза поддержала оборотня, – в отличие от некоторых мы не настолько глупы.

– Хватит! – Пенелопа разрыдалась. – Да, я хотела уйти, рады?

– Мы и не сомневались, – фыркнула Элайза и подтолкнула меня, заставляя сесть к ним спиной.

– Только ты не могла не понимать, что Хейли сама ни за что не отправила бы тебя в академию, исключив из команды! Ты хоть осознаешь, насколько ей сейчас тяжело? Хотела добавить еще больше переживаний?

Залп огня ушел в небо. Как бы мне ни хотелось, и как бы я ни старалась, а сдержать стихию не смогла.

Ребята правы, но и Пенелопа по-своему права. Ее, как и меня, вынудили к этому союзу. Мы пытались стать друзьями, однако не вышло.

– Не буду оспаривать ваши слова, – произнесла я, – однако вы забываете, что Пенелопа не по своей воле вошла в нашу команду. Забываете, что несмотря ни на что, она ни разу не предала нас.

Я давно рассказала всей своей команде, каким образом Пени оказалась с нами. Очень многое перестало быть тайной для друзей – я доверяла им, как самой себе. По-другому у нас бы не получилось. Когда спишь вместе, голодаешь вместе, получаешь нагоняи от наставника и делишь единственное одеяло на пятерых – не сблизиться просто нереально.

– А разве ее поведение – это не предательство?

– Хейли, ты слишком мягка, а это недопустимо.

– Что вы мне предлагаете? – взвилась Пенелопа. – Я больше не хочу уходить.

– Выслушайте меня, – их начинающуюся склоку удалось прервать, – несмотря на то, что я ваш лидер, мне важно мнение каждого из вас, однако… Вы судите Пени по себе и поступаете абсолютно неправильно.

Ветер усиливался, пришлось остановиться, чтобы, проделав упражнение, выровнять дыхание.

– Асакуро, Элайза… Вы всю жизнь провели в лесах. Вы – оборотни, лес для вас – родной дом. Вам не страшны лишения, потому что вы подстроитесь под любую ситуацию. Сможете защитить, прокормить себя. И для этого вам не требуется костер, нужно всего лишь обернуться в зверя.

Я слышала учащенное дыхание ребят, Ривэн так вообще прислонился к моей спине.

– Брат, а ты… Ты рос в таких условиях, что практика в лесу для тебя всего лишь увеселительная прогулка. И ты сам знаешь, что я права.

– Ты пытаешься подвести нас к тому, что Пенелопа – леди? – фыркнула Элайза. – Между прочим, ты тоже леди, но так себя не ведешь.

– Не перебивайте, пожалуйста, – попросила. – Думаю, Асакуро известно, какой из меня покоритель лесов. – Я позволила смешку сорваться с моих губ.

– Бабочки, – выдохнула Пени. – Ой, прости.

– Я говорю о том, что из всех вас лишь я понимаю состояние Пенелопы. Ни для кого не секрет, что в прошлом году, проходя практику в этих же лесах, домой я просилась уже спустя час своего пребывания.

– Через час?

– Верно. Я никогда самостоятельно не разжигала костер, не готовила себе обед и уж тем более не ловила его. А проблема с крышей над головой сводила меня с ума. Думала, что до конца практики и не доживу. – Сердце гулко забилось в груди при воспоминании о том, кого сейчас я считала предателем, было больно. – Но со мной был страж, который направлял меня, заботился обо мне. Не давал впасть в отчаяние, а позже… я встретила свою названую матушку.

Прогнала образ Коши, маячивший перед глазами, заменив его ласковым лицом Софи.

По щеке невольно скатилась слеза – воспоминания о драконе причиняли мне боль.

– Если бы не их помощь, практику я бы не прошла. А теперь представьте, каково Пени, если кроме меня ее никто не поддерживает и не воспринимает всерьез. Вместо содействия и крепкой руки помощи она получает презрение и враждебность. От тех, которые являются ее соратниками, командой!

– Хейли… – встряла Пенелопа.

– Не перебивай. – Я взмахнула рукой, и… над нами пронесся маленький смерч.

«Да чтоб тебя, магия своевольная!» – мысленно выругалась и закрыла глаза.

Перебирала в памяти самые счастливые моменты, заставляя сердце замедлить стук, а кровь – не приливать к вискам. Дышать ровно, а не рвано.

– Я не вправе удерживать рядом с собой никого из вас. И пока не поздно, я предлагаю каждому хорошо подумать над тем, стоит ли оставаться подле меня и моей сумасшедшей магии. Я никого не обвиню в трусости или предательстве. Ситуация поменялась. А мир… мир на грани войны.

– Что?

– Хейли?..

– Принц Валруа, да? – тихо спросил Ривэн. – Он не просто так забрал духов-хранителей?

Я упрямо поджала губы и предпочла промолчать. Есть вещи, о которых пока не стоит распространяться. К примеру, о том, что Райан обладает силой Утратившего Имя. И это не совсем моя тайна, молчания потребовал ректор. Но я имела право рассказать обо всем, когда почувствую, что моя команда к этому готова.

Увы, мы не только страшную правду, мы друг друга-то принять не готовы, и это неимоверно удручает!

– Хейли, остановись!

В первое мгновение не поверила своим ушам, а затем открыла глаза и решила, что спятила. Я так часто вспоминала этого человека, так часто в своем воображении рисовала каждую черточку ее лица, что сейчас более реальным казалось создание моей магией иллюзии, чем то, что матушка Софи действительно идет к нам!

– Не может быть, – вторя моим мыслям, воскликнула Элайза, – Софи Ратовская!

– Ну же, девочка моя! – Названая матушка остановилась и раскрыла объятия.

Больше я уже не сомневалась и, подскочив с травы, кинулась к ней.

Как давно ее не видела! Как давно хотела прижаться к ее груди! А еще поплакаться!

– Ласточка моя сизокрылая, – лопотала нежности матушка и гладила меня по голове, а я… я просто млела в ее объятиях.

– Э-э-э, кажется, мы тут лишние, – голос Ривэна доносился словно из-за стены.

– Еще немного, и весь лес зацветет, – со смешком сказала Элайза, и я наконец пришла в себя.

– Опять?.. – простонала, глядя на летающих бабочек и благоухающую цветами поляну.

– Ты не хотела, – выдали ребята и рассмеялись. Даже Пени веселилась вместе с ними. Недолго. Смех оборвался, и все хмуро посмотрели на девушку.

– Я смотрю, у вас нет лада между собой, – матушка прижала свою метелку, – что ж, будем учиться доверять друг другу. Меня прислали вам в помощь.

Онлайн библиотека litra.space

Райан Валруа

Я сидел на полу среди разбросанных бумаг. И без зеркала знал, что выгляжу хуже любого покойника: немытый, небритый, в каких-то лохмотьях. В довершение мрачной картины моей внешности – обезумевший взгляд с лихорадочным блеском больных глаз.

Кто сказал, что сила Бога – великий дар или благо?

Бремя. Последствия и боль. Ничего более не несет эта магия.

Я провел рукой по взмокшим сальным волосам. Странное чувство. Вернув свой привычный облик, лишь на краткий миг испытал удовлетворение и облегчение. А затем вспомнил, какую цену заплатил за возвращение.

С досадой пнул ближайшую кипу бумаг.

– Чтоб вас всех!

Затворничество. Добровольное. Попытки воспроизвести прошлое по крупицам информации и исследование новой силы. Вот для чего я запер себя в четырех стенах ветхого домика в далекой от шума города и магов деревеньке.

Скрупулезно все записывал. Неудивительно, что комната завалена листами, исписанными моей рукой. Сколько я нахожусь в этом доме?

Месяц? Два? Или все-таки три?

Я запутался. Время для меня перестало существовать. Лишь привычка брала свое. Потребность знать временной отрезок.

Знать, чтобы просто представить, что может делать она…

Я схватил первый попавшийся листок и вчитался, желая заглушить горькие мысли. Попался особо слезливый момент из жизни Эльхора.

Свадьба Хеллы. Занимательно, но в воспоминаниях самой богини об этом не было ничего. Хейли мне показала бы.

Это поражало, раздражало и вместе с тем заставляло задуматься над всей ситуацией в целом. Конечно, я знал о возможностях человеческого организма и мозга. Знал, что мы способны блокировать в памяти те моменты, что неизбежно приведут к гибели тела или лишат рассудка. Однако… Никак не мог отделаться от чувства, что Хеллой и Эльхором умело манипулировали. Только кто и зачем? Слишком много белых пятен.

Да и сама история получения волшебной силы шита белыми нитками.

Именно потому я не поддался на уговоры Велиара. Не знаю, было ли это интуицией или врожденной осторожностью, но я поступил верно, скрывшись от всего остального мира. Пусть это кажется трусостью, однако рубить сгоряча, как желал демон, я не стал.

И первое, что вывела моя рука на листе, были слова об эмоциях.

Подверженный сильнейшим чувствам горечи и боли, Эльхор уничтожил свой город. А ведь мог бы поступить иначе. Мог…

В отличие от Хейли я видел всю картину и знал больше. Хотел ли того «дядюшка» или нет, но он просчитался, открывая мне все.

В памяти любимой хранилось воспоминание о Хелле, пробудившей стихию воды после того, как ее заперли в доме. Она ведь куда-то сбежала?

Тогда почему Эльхор попал на ее свадьбу?

Первое несоответствие. Подобных нестыковок множество.

А проблема в том, что и те воспоминания, что показывал Дрейк Рассветный Хейли, и те, что видел я у Велиара, – настоящие. Это действительно случилось в прошлом.

Отсюда первый вопрос: сколько реального времени заняло преображение Эльхора в мертвом огне? По словам «дядюшки» – не больше суток. И парень верил этому.

Я – нет.

К тому же меня остро волновал момент с жертвами. Неспроста меня окропляли кровью, неспроста лилась кровь на Эльхора. И, как я уже знал, на моего предка – Элнора. Вот только его Велиар не смог подтолкнуть, к чему этот старый демон стремился, – уничтожать мир тот не спешил, как не спешу и я. Мало того, в отличие от Элнора я держусь вдалеке от любимой и могу трезво мыслить.

С последним я бы, конечно, поспорил. Рассудок-то сохранился, однако иногда я просто выпадаю из реальности. Сложно отличить, что явь, а что нет.

Хорошо другое: с пробудившейся силой Велиар больше не может действовать за моей спиной. И самый главный момент – обязан подчиняться моей воле.

Мне пришлось лишить академию защиты, собрав всех демонов вместе, потому как сила этого существа вполне способна их подчинить. Я не хотел катастрофы для своей альма-матер, пока – так точно.

– Райан, я нагрел воды, сходи помойся!

– Мне не до этого! – отмахнулся от навязчивого дракона и придвинул к себе новую стопку листков.

– Я сейчас все сожгу! – пригрозил Дрейк. – Немедленно иди в лохань! Как ты еще не задохнулся от собственного запаха!

– Забываешься!

– Ну и что? Что ты мне сделаешь? Воспользуешься силой – сожжешь свои драгоценные бумажки. Мне же твой огонь вреда не причинит. А ну живо дуй в лохань, вонючка!

– Дрейк! – я практически шипел, медленно поднимаясь с пола. – Мне хватит сил скрутить тебя в трубочку, засунув твой грязный язык в то самое место!

Наглый дракон и не думал пугаться. Издеваясь, высунул раздвоенный язык и облизнулся.

– Отлично, первый шаг сделан, ты – встал! – удовлетворенно заявил он. – А теперь топай к лохани. Я тебе и трав собрал.

Меня несказанно изумляли повадки этого существа, он одновременно язвил и проявлял заботу. Но в одном он прав, первозданный огонь не причинит ему ни малейшего вреда. И я остро сожалел, что эта чешуйчатая тварь ушла от Хейли. Он один мог заслонить ее от моей силы. Спасти, если будет необходимо. Идеальный щит, который бросил свою подопечную!

– Ты пыхтеть-то перестань. – Дрейк подталкивал меня к маленькой каморке, заменяющей ванную комнату. – Иди попарься! И только попробуй выскочить сразу, толком не помывшись!

– Да, мамочка! – огрызнулся и вздохнул: сложно признать, но я бесконечно рад, что дракон рядом.

Это его заслуга, что я не сошел с ума. Мой страж едва не погиб от разрыва связи, но кто бы мог подумать, что его спасет Молли. Впрочем, нашел чему удивляться, они пара.

Я тосковал по василиску. Понимал, что моей вины нет, но все равно проклинал свою самоуверенность. Все могло быть иначе, не будь я столь доверчив…

– Прекрати, – рыкнул Дрейк, – это все равно случилось бы, не сейчас, так позже. Зато ты сохранил жизнь мальчишке!

– А тебе не говорили, что подслушивать нехорошо?

– Ты слишком громко думал!

– Брысь отсюда!

Захлопнул дверь перед носом дракона и скинул одежду. От деревянной лохани шел горячий пар, а вот я… действительно был вонючкой. Тушка с душком!

«Вот ведь! Теперь сам себя так обзывать начал!» – мысленно отругал то ли дракона, то ли себя и погрузился в воду.